В августе 2017 г. была подготовлена и успешно проведена российско-германская экспедиция на озеро Эманджа, в которой участвовали исследователи Кёльнского университета (Германия), Северо-восточного федерального университета (республика Саха, Якутия), ФГБУ «ААНИИ».
Несмотря на то, что на берегу озера Эманджа работает метеостанция Росгидромета, озеро оказалось практически неисследованным ни в каком плане. Экспедиционные работы на озере велись в следующих направлениях.
Проведены эхолотные промеры озера, имеющего неправильную форму и размеры 8 км по направлению север-юг и 7 км по направлению запад-восток.

Рис. 1. Батиметрическая карта озера Эманджа; и панорама озера, вид с севера на юг.

В результате эхолотирования дна (эхолотные профили длиной 30 км) выявлена центральная котловина с максимальной глубиной 16,2 м и восточная котловина с глубинами до 15,3 м. Несмотря на наличие двух котловин озёрная ванна представлена простым корытообразным углублением с перемычкой между котловинами. Чёткая вытянутость главной котловины по направлению юг-север, совпадающая с линеаментом – долиной реки Делинья, указывают на тектоническую предопределённость заложения озёрной котловины. С другой стороны, чётко выраженная подводная терраса по большей части периметра озера на глубине 2-3 м указывают и на термокарстовые процессы в образовании озёрной ванны.
Сейсмо-акустическое профилирование озёрных осадков по сети профилей длиной 55 км позволило определить также пологие склоны котловины, максимальные глубины, трансгрессивное залегание осадков верхнего слоя, что доказывает более низкое стояние уровня озера в прошлом, а также наметить наиболее благоприятные места для проведения отбора донных осадков из озера.
Бурение озерных осадков осуществлялось с буровой платформы австрийской фирмы «UWITEC» в главной котловине в точке с глубиной воды 15,3 м. Отобрана колонка озёрных отложений длиной 6,5 м. Более глубоких горизонтов озёрных осадков не удалось достичь из-за входа снаряда в плотные глинисто-песчаные осадки, которые не позволили ударному снаряду внедриться в них.
Кроме основного керна со дна в различных точках озера подняты короткие колонки донных отложений длиной до 1,8 м. Все колонки донных осадков предназначены для комплексных лабораторных исследований с целью выявления истории развития озера и климатических изменений в конце позднего неоплейстоцена – голоцене.

 

Методом спорово-пыльцевого анализа палинологом Л.А.Савельевой изучен 61 образец из колонки мощностью 166 см. С целью установления детальной палиностратиграфии и выявления кратковременных климатических колебаний в позднем голоцене, определение микрофоссилий производилось в интервале от 0 до 20 см в каждом сантиметре, от 20 см до 60 см – в каждом втором сантиметре, а от 60 см до 165 см – в каждом пятом сантиметре. Кроме пыльцы и спор в пробах были определены пресноводные зеленые водоросли (Botryococcus, Pediastrum, Zygnema) и подсчитано общее содержание остатков хирономид. Предварительная химическая обработка проб выполнена по стандартной методике с применением плавиковой кислоты (Berglund, Ralska-Jasiewiczowa, 1986) и ультразвуковой очистки проб от пелитовых частиц на заключительном этапе. При загрязнении образцов плохо растворимыми минеральными частицами (не силикатной основы), было проведено отделение микроорганики от минерагенной части с использованием калий-кадмиевой тяжелой жидкости с удельным весом 2,29 г/см3 (KKdJ2) (Гричук, Заклинская, 1948). Для подсчета концентрации пыльцы в каждый образец перед предварительной химической обработкой был добавлен индикатор – споры Lycopodium (Stockmarr, 1971). Определение пыльцы и спор проводилось при увеличении 400 раз на микроскопе Микмед 2 вариант 3 российского производства с использованием российских и зарубежных атласов (Куприянова, Алешина, 1972, 1978; Бобров и др., 1983; Moore et al., 1991; Савельева и др., 2013), а также коллекции постоянных препаратов пыльцы СПбГУ. Процентное содержание каждого таксона подсчитано от общей суммы пыльцы наземных растений. По результатам спорово-пыльцевого анализа построена диаграмма (рис.1). На основе изменения состава спорово-пыльцевых спектров на диаграмме выделено 4 пыльцевые зоны. Характеристика спорово-пыльцевых спектров по каждой зоне приводится снизу-вверх. Следует отметить большое разнообразие форм пыльцы березы, которые отличались по размеру, толщине экзины, сохранности, что затрудняло их отнесение к древовидным или кустраниковым типам пыльцы. Довольно часто встречались пыльцевые зерна с четырьмя и пятью ассиметрично расположенными порами (в норме у пыльцевого зерна Betula 3 поры), а также формы похожие на Corylus-Myrica. В целом концентрация пыльцы очень высокая, а сохранность большинства микрофоссилий хорошая.
Палинозона 1 (гл.166-117см), Betula sect. Nanae-Poaceae-Artemisia. В спорово-пыльцевых спектрах доминирует пыльца Betula sect. Nanae (40-55%) и Alnus fruticosa (15-30%), количество пыльцы Salix не превышает 6%. Велико участие пыльцы трав (до 30%), которая представлена в основном пыльцой Poaceaе (5-25%), Cyperaceaе (2-10%), Artemisia (1-6%) и разнотравьем. Количество спор не превышает 5% и представлено такими таксонами как Sphagnum, Polypodiaceae, Selaginella sibirica. Общая концентрация микрофоссилий колеблется от ~1500000 до ~4500000 зерен/гр. Обнаружены цисты зеленых водорослей Botryococcus и Pediastrum в количестве от 10% до 15%, а также остатки хирономид.


Рис. 2. Спорово-пыльцевая диаграмма колонки №3038 донных отложений оз. Эманджа.

Палинозона 2 (гл. 117-87 см), Betula sect. Nanae-Alnus fruticosa-Larix. На фоне господства пыльцы Betula sect. Nanae (50-60%) и Alnus fruticosa (20-30%), количество пыльцы Larix возрастает до 5%, а пыльцы трав снижается до 8%. Содержание спор по-прежнему не превышает 5%. Концентрация пыльцы повышается и колеблется от ~3 000000 до ~7 000000 зерен/гр. Цисты зеленых водорослей Botryococcus и Pediastrum содержатся приблизительно в том же количестве, что и в предыдущей палинозоне 1.
Палинозона 3 (гл. 87-57 см), Betula sect. Nanae-Pinus s\g Haploxylon. Основной особенностью является появление пыльцы Pinus s\g Haploxylon и увеличение ее присутствия до 6% в конце палинозоны на фоне господства пыльцы Betula sect. Nanae и Alnus fruticosa. Остальные компоненты спорово-пыльцевых спектров приблизительно в том же количестве, что и в предыдущей зоне. Концентрация пыльцы колеблется в диапазоне от ~4 000000 до ~6 000000 зерен/гр. В конце зоны наблюдается сокращение количества цист зеленых водорослей Botryococcus и Pediastrum.
Палинозона 4 (гл. 57-0 см), Betula sect. Nanae-Pinus s\g Haploxylon-Cyperaceae-Poaceae-Sphagnum. Спорово-пыльцевые спектры характеризуются резким увеличением пыльцы трав до 25% в начале зоны и постепенным снижением до 5% в конце зоны. В группе трав преобладает пыльца Cyperaceae, Poaceae, Artemisia и Ericales. Резко возросло участие спор Sphagnum до 10%. Концентрация пыльцы возрастает до ~7 500000 зерен/гр.
Вероятно, что наиболее оптимальные условия для развития древесной и кустарниковой растительности сложились во время формирования палинозоны 2 и 3. Об этом свидетельствует максимальное участие в спорово-пыльцевых спектрах этих палинозон пыльцы березы, ольховника, лиственницы и минимальное – пыльцы трав. Резкое сокращение цист пресноводных зеленых водорослей Pediastrum на глубине 57 см может косвенно указывать на резкое повышение уровня водоема. Водоросли Pediastrum обитают в прозрачных, чистых и относительно мелководных водоемах (Komarek, Jankovska, 2001). Увеличение спор сфагнумовых мхов в палинозоне 4 может свидетельствовать об увеличении заболоченных территорий вокруг озера Эманджа.

Датирования осадка в колонке 3038 не проводилось. Но датированы осадки наиболее длинной колонки, отобранной немецкими исследователями в этой же западной котловине озера с глубины 15,3 м, которые оказались следующими: на глубине 90 см возраст 4528 лет, на глубине 180 см – 8984 года. Обе датировки показывают примерно одинаковую скорость осадконакопления в озере за последние почти 9000 лет со скоростью 0,2 мм/год. В таком случае предварительные выводы об изменениях климата в бассейне озера, которые зафиксированы короткой колонкой № 3038 могут быть следующими. Наиболее тёплое время из полученного интервала времени в 8300 последних лет, имело место в бассейне озера 6000-2750 лет назад (исправленного радиоуглеродного возраста), после чего наступило резкое и заметное похолодание, от которого до настоящего времени температуры летних месяцев постепенно повышаются. Примерно 250-100 лет назад сокращением пыльцы берёзы и сосны в спектрах фиксируется фаза Малого ледникового периода.

 

1. Бобров А.Е., Куприянова Л.А., Литвинцева М.В., Тарасевич В.Ф. Споры папоротникообразных и пыльца голосемянных и однодольгых растений флоры европейской части СССР. Л., Наука, 1983. 208 с.

2. Гричук В.П., Заклинская Е.Д. Анализ ископаемых пыльцы и спор и его применение в палеогеографии. М., Географгиз, 1948. 160 с.

3. Куприянова Л.А., Алешина Л.А. Пыльца и споры растений флоры европейской части СССР. Руководство в трех томах. Т.1. Л., Наука, 1972. 171 с.

4. Куприянова Л.А., Алешина Л.А. Пыльца двудольных растений флоры европейской части СССР. Lamiaceae-Zygophyllaceae. Л., Наука, 1978. 184 с.

5. Савельева Л.А., Рашке Е. А., Титова Д.В. Атлас фотографий растений и пыльцы дельты реки Лены. СПб., Ренова, 2013. 114 с.

6. Berglund, B. E. & Ralska-Jasiewiczowa,M. 1986: Pollen analysis and pollen diagram. In Berglund, B. E. (ed.): Handbook of Holocene. Palaeoecology and Palaeohydrology, 455–484. Wiley Interscience, New York.

7. Komarek, J. & Jankovska, V. 2001: Review of the green algal genus Pediastrum; implication for pollen analytical research. Bibliotheca Phycologica 108, 126 pp.

8. Moore, P.D.,Webb, J. A.&Collinson, M. E. 1991: Pollen Analysis. 216 pp. Blackwell Scientific, Oxford.

9. Stockmarr, J. 1971:Tablets with spores used in absolute pollen analysis. Pollen et Spores 13, 614–621.