п-ов Таймыр

озеро Капчук  озеро Капчук 
 
 
 
Широта: 69°30' с.ш.
Долгота: 90°49'48" в.д.
Площадь: 23 км2
Площадь водосбора: 607 км2
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Озеро Капчук занимает разлом земной коры северо-западного простирания и отделено от оз. Лама конусом выноса р. Демэ, подпруживающим озеро с запада. Уровень воды в озере примерно на 5 м выше уровня воды в оз. Лама. По реке Капчук осуществляется сток озерных вод из оз. Капчук в оз. Лама.

 

Абсолютная отметка зеркала озера 50 м. Конус выноса р. Никита-Юрях с крутым склоном резко сужает площадь озера. По характеру рельефа и геоморфологическим признакам видно, что северная половина озера была занята ледниковым языком, некогда спускавшимся по долине р. Демэ и отложившим на дне озера ледниковые отложения с погребенным мертвым льдом. После отступления ледника по долине р. Демэ его талые воды принесли большой объем материала в озеро и, вероятно, этим флювиогляциальным материалом, лежащим на ледниковых отложениях, сформирован обширный конус выноса р. Демэ.

 

По краю ледниковой лопасти активно действовали потоки талых ледниковых вод, промывшие ложбины вдоль склонов долины. Такие же ложбины, вероятно, ложбины стока талых ледниковых вод наблюдаются на сейсмоакустических профилях под южным берегом оз. Лама в его западной сравнительно мелководной части. В северо-западном углу оз. Капчук, на северном склоне его долины есть 2 небольшие абразионные террасы с площадками на высотах 35 и 41 м, что может свидетельствовать о подъеме уровня озера во время подпруживания стока из оз. Лама выводными ледниками из долин рек Микчангда и Бытык. Терраса по высоте соответствует высоте террас и древних конусов выноса оз. Лама. Среди рек, несущих свои воды в озеро Капчук, следует отметить уже упомянутые выше рр. Никита-Юрях и Демэ, берущие начало в горах Микчангда. С полуострова Каменный, имеющего абсолютную высоту 1068 м, в озеро стекают лишь небольшие временные водотоки. Таким образом, практически весь поступающий в озеро материал приносится с севера.

Колонка донных отложений была отобрана в центральной части озера с глубины 63 метра в рамках экспедиции в районе Норильских озер в июле-сентябре 1997 г

 

глубина отбора, м мощность после высушивания, см виды анализов
63  33 
  • варвохронология
  • геохимия
  • спорово-пыльцевой

 

 

 Батиметрическая схема оз. Капчук (по Большиянов, 2006)

batim k

S зеркала озера - 22,8 км2

Макс. глубина - 110 м

Н уреза воды - 47 м н.у.м.

 

Эхолотирование дна и геоморфологические наблюдения по берегам оз. Капчук позволило определить конечно-моренные образования на дне озера. В средней части озера под северным берегом расположены 2 небольших островка-гряды высотой до 8 м. Острова-гряды вытянуты с юго-юго-запада на северо-северо-восток - поперек простирания долины озера. Грубообломочный материал состоит, в основном, из валунов и глыб средней и плохой окатанности. В бровке террасовой площадки северного острова сортировки обломочного материала не наблюдается. Не менее 15% валунов имеют хорошо выраженные следы ледникового воздействия: ледниковую штриховку, пришлифовку, серповидные сколы. Подводные склоны островов крутые. Между островами на поверхности гряды наблюдаются воронки глубиной до 5 м, вероятно термокарстового происхождения. Между островами и северным берегом расстояние только 100 м, глубины здесь достигают 20 м. Рельеф дна озера очень неровный. Северная половина озера до описанных островов характеризуется неровностями дна и небольшими глубинами - до 30 м. Южнее островов - резкий перегиб склона к глубоководной части. На перегибе четко выделяются 2 ложбины вдоль обоих берегов озера. Южная половина озера глубоководна - до 60 м и имеет плоское дно. Максимальная глубина 63 м.

Распределение температуры по глубине оз. Капчук укладывается в выявленную схему для оз. Лама. Здесь измерение температур произведено 15 августа 1997 г.

 varvi Kapchuk                            Гранулометрический состав колонки варьирует от алеврита опесчаненного до алеврита глинистого с частыми прослоями песка мелкозернистого.

Результаты геохимических анализов по колонке донных отложений из оз. Капчук

 

 geohim K  

Спорово-пыльцевой анализ оз. Капчук 

 

Отбор образцов на спорово-пыльцевой анализ проводился из колонки донных отложений оз. Капчук непрерывно. В целом спорово-пыльцевой анализ донных осадков позволяет выделить 6 локальных палинологических зон, отражающих изменения растительных доминант вследствие климатических флуктуации (Научно-техн. отчет, 1997).

 

Палинозона 1 (33-25 см).

 

Среди общего состава преобладает пыльца кустарниковой растительности (80-90%), представленная ольховником (40-50%) с примесью березы (до 15%) и кустарничковой березки (15%). Содержание пыльцы ели невелико (первые проценты), сосны - 5-10%. Группа травянистой растительности представлена, главным образом, пыльцой осоковых, злаковых и полыней с незначительной примесью разнотравья. Богато выражена группа споровой растительности. 60% достигает содержание спор полиподиумов, отмечены различные виды плаунов, а содержание сфагнума составляет 10%.

 

Палинозона 2 (25-19 см).

 

Среди общего состава господство, по-прежнему, принадлежит пыльце древесных и кустарниковых растений, хотя ход их кривой в общем составе несколько падает (до 60-80%) за счет незначительного увеличения содержания пыльцы травяной растительности на интервале 20-24 см.

Древесная растительность представлена березой (15%), несколько понижается содержание кустарниковой ольхи (до 15%). Из кустарничков в количестве 5-13% присутствует карликовая березка.

В группе трав ведущая роль принадлежит пыльце осоковых и злаковых (10-13%), с примесью полыней (5-10%) и разнотравья, чье флористическое разнообразие представлено крайне бедно.

В спектрах группы споровой растительности господствует полиподиум (40-60%), возрастает роль сфагнума (до 40%) на интервале глубин 22-23,5 см, в небольших количествах присутствуют споры плаунов.

 

Палинозона 3 (19-15,5 см).

 

В спектрах общего состава преобладает пыльца кустарниковых и кустарничковых видов (80-90%), представленная преимущественно пыльцой кустарниковой ольхи (до 60%), кустарниковой березы (10-20%), из кустарничков - карликовой березки (5-10%). Содержание пыльцы хвойных сокращается (5-10%). В группе трав на интервале глубин 17-18,5 см кривые осоковых, злаковых и полыней практически сводятся к нулю.

Спектры споровой растительности, по-прежнему, отражают преобладание полиподиумов (35-45%), сфагнума (20-40%), и плаунов.

 

Палинозона 4 (15,5-4 см).

 

В общем составе несколько уменьшается роль древесной и кустарниковой растительности, но остается, тем не менее преобладающей, достигая 75-80%. Из древесных форм растительности 15-30% составляет пыльца белоствольной березы, из кустарниковых видов господствует ольховник (20-50%), из кустарничковых – карликовая березка (5-15%). Процент содержания хвойных видов невелик. Спектры травянистой растительности отражают резкое преобладание пыльцы полыни (10%) с примесью осоковых (5%) и злаковых (до 5%). Флористическое разнообразие разнотравья представлено слабо. В группе споровой растительности преобладают полиподиумы (25-45%), возрастает роль сфагнума (20-40%), различные виды плаунов. Характерно присутствие спор плаунка плауновидного.

 

Палинозона 5 (4-2 см).

 

Значение кустарниковой и кустарничковой растительности в спектрах общего содержания остается преобладающим и несколько увеличивается (до 90%) за счет падения хода кривых трав. Господство принадлежит ольховнику (60 %), с примесью кустарниковой и кустарничковой берез.

В группе трав господство от полыни переходит к пыльце злаковых и осоковых, но содержание их крайне невелико. Разнотравье представлено видами таких семейств, как: Гречишные, Сложноцветные, Вересковые, Камнеломковые.

Характерно единичное присутствие водной флоры - водорослей Pediastrum. В группе споровых доминирует полиподиумы и плауны, роль сфагнума заметно снижается.

Состав поверхностной пробы отражает присутствие пыльцы всех трех основных групп растительности. Из группы древесных была отмечена пыльца ели, сосны, белоствольной березы, карликовой березки, ивы, ольховника. В группе трав была определена пыльца осоковых, злаковых, маревых, полыней, гречишных, сложноцветных, гвоздичных, вересковых, камнеломковых. Из спор отмечено присутствие сфагнума, полиподиумов, некоторых видов плаунов.

 

 

 

Реконструкция климатических обстановок и палеорастительности.

 

Интервал времени  413-332 л.н. характеризовался сравнительно теплым и влажным климатом, благоприятными условиями для вегетации. В растительном покрове господство принадлежало зарослям ольховника с небольшим участием ивы и карликовой березке. Травяной ярус представлял собой луговое разнотравье с небольшим участием полыни на более засушливых участках.

 

Время 330-265 л.н. характеризовалось некоторой сменой климатической ситуации в сторону похолодания и увлажнения. В травяном покрове увеличивается роль влаголюбов – осоковых и злаковых, несколько уменьшается роль ольховника – показателя теплых условий.

 

На рубеже 240 л.н. наступило время максимально благоприятных климатических условий для вегетации, продолжавшееся до 195 л.н. Это время характеризуется максимумом распространения ольховника и кустарниковой березки. Из травяной растительности в наиболее увлажненных участках остаются осоки, а на участках более засушливых - полыни. Господство принадлежит сфагнуму и полипоидумам.

 

Следующий этап 189-67 л.н. может быть охарактеризован как теплый и сухой период. Основной растительной доминантой по-прежнему остается ольховник и кустарниковые виды берез, повсеместно преобладает ксерофитная растительность – полынь, верескоцветные. Из споровой растительности показателем засушливых местообитаний является появление плаунка плауновидного.

 

67 л.н. климат стал менее сухим, но оставался теплым. Ксерофитная растительность уступает луговому разнотравью. Основными растительными доминантами являются кустарники и споровая растительность.

 

 

 

Опубликованная литература

1. Большиянов Д.Ю., Антонов О.М., Федоров Г.Б., Павлов М.В. Оледенение плато Путорана во время последнего ледникового максимума // Изв. РГО, 2007, Т. 139, Вып. 7. С. 47-61.


2. Большиянов Д.Ю., Макаров А.С., Морозова Е.А., Павлов М.В., Саватюгин Л.М. Развитие природной среды полярных областей Земли последнего тысячелетия по данным изучения донных отложений озер // Проблемы Арктики и Антарктики, № 1, 2009, СПб: ААНИИ – С. 108-115.


3. Большиянов Д.Ю., Священников П.Н., Федоров Г.Б., Павлов М.В., Теребенько А.В. Изменения климата Арктики за последние 10 000 лет // Изв. РГО, 2002, Т. 134, Вып. 1.


4. Большиянов Д.Ю. Пассивное оледенение Арктики и Антарктиды. СПб.: ААНИИ, 2006. – 296 с.


5. География озер Таймыра. – Л.: Наука, 1985. – 222 с

Фондовая литература

Научно-технический отчет экспедиции А-162-А в районе Норильских озер в июле-сентябре 1997 г. (Отчет ААНИИ, инв. № О-3367). – 1997. – 98 с.