кряж Прончищева

s mentikelir11 Mentikelir 
 
 
 
Широта: 73°27' с.ш.
Долгота: 116°17'60" в.д.
Площадь: 2 км2
Площадь водосбора: 11 км2
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


У подножия кряжа Прончищева располагаются 2 озера: Ментикелир Восточное и Ментикелир Западное, ориентированные длинными осями с ссз на ююв. Их длина одинакова – около 1600 м. Западное озеро чуть шире – 1500 м, по сравнению с восточным – 1200 м. Восточное озеро расположено в 2 км севернее от северной куэсты кряжа, западное – в 2,5 км. Это незначительная разница в положении существенно влияет на приток в озера наносов. Западное озеро питается наносами северного склона кряжа, тогда как долина реки, впадающей в озеро Ментикелир Восточное, прорезает первую гряду и проникает далее к югу в низкогорье кряжа, собирая сток в понижениях между куэстами. Это дает значительное превосходство в стоке воды и наносов в озеро Восточное по сравнению с Западным.

Сравнительно обширная дельта образована в Восточном озере при впадении в него питающей реки. Прозрачность воды в озерах также, вероятно зависит частично от притока воды и наносов, когда река имеет заметный сток. Она составляет 1,3 м для Восточного озера и 3,0 м для Западного. Однако, определяющее значение для насыщения воды взвешенным материалом имеет геологическое строение берегов озер.

Озеро Ментикелир Восточное имеет крутые берега, состоящие из песчано алевритовой толщи с ледяными жилами. Самих жил в настоящее время практически не видно, но байджарахи – обычные формы рельефа по склону восточного и северного побережья. На юге алеврито-глинистая толща имеет контакт с нижележащими песками и галечниками. Озеро Ментикелир Западное по своему побережью, в основном, размывает выходящие на уровне уреза воды пески и галечники, которые в переотложенном виде наблюдаются на мелководьях у берегов. От этого мутность воды этого озера заметно ниже по сравнению с Восточным озером.

Высота озерной террасы озера Восточного 5-7 м, ширина площадки 30-40 м. Она прослеживается по юго-восточному, южному и юго-западному побережью. На юго-западном и северо-западном побережье есть еще одна терраса высотой 8,5-10,5 м, шириной несколько десятков метров. Но на северо-западном берегу она абразионная и врезана в песчано-алевритовую толщу. Рельеф дна озер свидетельствует о том, что они образовались в результате вытаивания льда, залегавшего здесь некогда в виде ледяных тел, т.е. это гляциокарстовые озера.

 

Схема расположения озер Восточный и Западный Ментикелир (Макаров и др., 2008).

shema mentikelir

Колонка донных отложений из озера Ментикелир Восточного, из самой глубокой части озера, по длине составила 42 см.

 

глубина отбора, м мощность, см виды анализов
25 42 
  • литология
  • варвохронология
  • геохимия
  • спорово-пыльцевой

 

 

 Батиметрические карты и профили озер Восточного и Западного Ментикелиров (Макаров А.С. и др., 2008)

Батиметрическая схема оз. Восточный Ментикелир 

S зеркала озера - 2 км2

Макс. глубина - 29 м

 

 

Рельеф дна обоих озер сходен. Это глубокая котловина в центре озера с крутыми склонами и широкое мелководье. 


Западное озеро имеет более широкое мелководье. Ширина террасы глубиной до 1,5 м – до 300 м. Наибольшая глубина в центре корытообразной котловины – 20,5 м.

Восточное озеро имеет более узкую отмель – до 150 м и более глубокую котловину – до 29 м. Кроме того, здесь имеется ещё одна котловина глубиной до 14 м – в северной половине озера. Склоны котловин также круты, как и в Западном озере.

 

 

Литология и варвохронология донных отложений озера Восточный Ментикелир (Макаров и др., 2008).

 varvi2

 

 

 

Рыхлая толща отложений, вскрывающихся на северном склоне озера Восточный Ментикелир, состоит из залегающих в основании видимого разреза галечно-песчаных отложений, поверх которых залегают алевритисто-песчаные отложения с ледяными жилами.

Характер отложений - ленточные глинистые алевриты, разделенные песчаными прослоями, свидетельствуют о ритмичном осадконакоплении, прерываемом катастрофическими событиями стока в озеро большого количества обломочного материала.

 

 


litologiya z m Литология донных отложений озера Западный Ментикелир (Макаров и др., 2008).

 

Результаты геохимических анализов по колонке донных отложений из оз. Восточный Ментикелир (Макаров и др., 2008).

 Геохимия оз. Восточный Ментикилер

 

 


В целом, обработаны и исследованы 21 образец из донных отложений озера Ментикелир. Мощность исследованных отложений составляет 0,41 м. Отбор образцов производился непрерывно (обработке и исследованию подвергались последовательно каждые 2 см залежи).

 

В результате проведенной работы получены спорово-пыльцевая диаграмма, построенная с использованием программы COREL DRAW 9, и атлас микрографий пыльцевых зерен и спор, выделенных из исследованных отложений (10 цветных фототаблиц).

spa11 


ХАРАКТЕРИСТИКА СПОРОВО-ПЫЛЬЦЕВЫХ СПЕКТРОВ, ВЫДЕЛЕННЫХ ИЗ ОТЛОЖЕНИЙ ОЗЕРА МЕНТИКЕЛИР

Детальный анализ палинологических материалов позволил в какой-то мере восстановить историю развития растительности территории прилегающей к озеру за последние 300 лет. Выяснилось, что в течение этого времени растительные группировки менялись трижды, что и отражено в диаграмме.

Палинозона 1 (Pz1), глубина 0,41-0,30 м
Для палиноспектров этого времени характерно незначительное преобладание в общем составе спектров пыльцы древесно-кустарниковой группы растений. Здесь доминирует пыльца березы (р. Betula), максимальное участие которой в спектрах достигает 73 %. Вероятно, правильнее было бы предположить, что данный таксон представлен кустарниковыми видами, преимущественно видом B.nana,поскольку этот вид значительно лучше адаптирован к низкотемпературному режиму, чем, например вид B. humilis, которая, к тому же, предпочитает карбонатные почвы. На втором месте по значимости в древесно-кустарниковом комплексе – пыльца ольховника (р. Alnaster). Её максимальное участие в спектрах составляет 34,8%. Содержание пыльцы ивы (р. Salix) в спектрах не превышает 15,8%. Роль пыльцы ели и сосны (р. Picea и р. Pinus) невелика: сосна встречается единично, максимальное ее содержание не превышает 4,5%; содержание пыльцы ели едва достигает 8 %.


Среди травянистых представителей растительности доминирует пыльца злаков (сем.Poaceae) -до 50,8%.Субдоминантой являются представители семейства осоковых (Cyperaceae) – до 26%. Присутствует в спектрах этой палинозоны и пыльца полыни (р. Artemisia). Её участие составляет от 4,8% до 7,8%. Удалось установить присутствие в спектрах и представителей следующих таксонов: Caryophyllaceae (гвоздичные), Ranunculaceae (лютиковые), Brassicaceae (капустные или крестоцветные), Valeriana (р. валериана), Asteraceae (астровые или сложноцветные), Rosaceae (розовые или розоцветные), Iridaceae (ирисовые). Отмечено и присутствие вересковых (сем. Ericaceae).


Споровая растительность представлена весьма скудно. Зафиксированы единичные споры зеленых мхов и плаунов. Наряду с этим, в образцах установлено наличие большого количества водорослей Pediastrum – обитателя преимущественно мелких, хорошо прогреваемых водоемов.


Существенно, что практически во всех исследованных образцах содержатся переотложенные пыльца и споры палеоген-неогенового возраста (см. табл.10).

Палинозона 2 (Pz2), глубина 0,30-0,18 м
Для данной зоны характерно следующее:
В общих спектрах несколько возрастает роль древесных растений, хотя среди них, по-прежнему, доминирует пыльца березы, максимальное содержание которой составляет здесь 63,6%. Это как и в предыдущей палинозоне, вероятнее всего, кустарничковые виды. Содержание пыльцы рода Alnaster в спектрах не превышает 13,3-26,7%.
Заметно возрастает роль ивы в спектрах данной палинозоны, здесь находится ее «максимум» - 29,3%.


Концентрация пыльцы сосны не превышает в спектрах этой зоны 8%. Пыльцевые зерна ели зарегистрированы как единичные.


В спектрах травянистых растений на первый план выходят осоки. Это абсолютные доминанты данной палинозоны. Их содержание в спектрах достигает 63%. В то же время, участие злаков в составе спектров заметно сокращается и не превышает 14-25%. Наряду с этим выявлена пыльца представителей следующих таксонов: Caryophyllaceae (гвоздичные), Ranunculaceae (лютиковые), Brassicaceae (капустные или крестоцветные), Valeriana (р. валериана), Onagraceae (кипрейные или ослинниковые), Chenopodiaceae (маревые). Зарегистрировано и присутствие полыней (р. Artemisia). Отмечены единичные зерна прибрежно-водных и водных растений.


Заметно возросло в этой палинозоне участие споровых растений. Именно здесь зарегистрировано максимальное содержание спор. Их процентное участие в спектрах общего состава увеличивается до 14,1%. Прежде всего, это представители сем. Polypodiaceae, р. Lycopodium (L. annotinum) и р. Selaginella. Отмечено и присутствие зеленых мхов (Bryales).


Содержание микроводорослей в образцах (в частности, представителей р. Pediastrum) несколько сократилось по сравнению с предыдущей палинозоной.


Во всех образцах зарегистрировано присутствие переотложенных форм палеоген-неогенового возраста, причем максимальное их количество отмечено на глубине 0,16-0,18 м

Палинозона 3 (Pz3), глубина 0,18-0,00 м
Для данной зоны характерно некоторое увеличение роли травянистых растений в спектрах.
Древесная растительность по-прежнему представлена практически тремя таксонами. Это береза (вероятнее всего, карликовая) – до 64,9%, ольховник – до 47,8%, роль которого в спектрах заметно возросла по сравнению с предыдущей палинозоной и ива – до 14,9%.


Содержание пыльцы сосны и ели в спектрах не велико, как у первого, так и у второго вида оно не превышает 2-8,3%.
Стоит отметить, что в одном из образцов (гл.0,10-0,12 м) удалось зарегистрировать 3 пыльцевых зерна р. Carpinus (граб) (см.табл.3). Скорее всего, эта пыльца могла быть занесена из более южных регионов.


Среди травянистых растений вновь доминирующее положение занимают злаки. Их участие в палиноспектрах варьирует от 28,6% до 75,7%. Осоковые уходят на второй план. Их содержание в спектрах сокращается до 20 - 7,1%. Кроме того, выявлена пыльца представителей сем. Caryophyllaceae, Ranunculaceae, Brassicaceae, Valeriana, Apiaceae (зонтичные), Chenopodiaceae, р. Artemisia.


Споровая растительность «уходит» из спектров. Зато количество микроводорослей в целом несколько возрастает, при этом увеличивается и число их таксонов. В частности для этой зоны характерно присутствие в образцах представителей рода глеокапса и золотистых водорослей. Единично отмечено присутствие пресноводных диатомовых водорослей. По-прежнему, среди микроводорослей присутствует Pediastrum sp.


Переотложенные формы отмечены только в 4 образцах, их в этой палинозоне значительно меньше, чем в предыдущих.

Таким образом, состав спектров всех трех палинозон свидетельствует о том, что на протяжении последних 300 лет на территории исследования в растительности преобладали типичные тундровые виды: кустарники, кустарнички (карликовые березы, ольховник, ива, вересковые) и травянистые растения, представленные, в первую очередь, злаками и осоками, т.е., в целом, климатические условия мало отличались от современных.


Тем не менее, состав пыльцевых спектров палинозоны 2 отражает, скорее всего, самую влажную за весь исследованный период климатическую обстановку. Основной растительной доминантой здесь были осоковые, карликовая береза, ольховник и ива. Удалось зарегистрировать здесь и максимальное по всему разрезу содержание пыльцы влаголюбивой валерианы. Злаковые травы в этот период резко сократили свою репродуктивную деятельность, что также может быть показателем повышения влажности в окружающей среде. О том же свидетельствует и рост содержания в спектрах этого времени споровой растительности, поскольку она представлена в основном влаголюбивыми таксонами: сем. Polypodiaceae, р. Selaginella, Lycopodium annotinum. В этой же палинозоне зафиксировано и максимальное по всему разрезу содержание спор сфагновых мхов (Sphagnum sp.)


Правда, вызывает некоторые сомнения в том, что климат, отраженный в этой палинозоне, был более влажным, чем в остальных – присутствие в спектрах довольно большого количества пыльцы полыней, которые, как правило, предпочитают достаточно сухие условия жизни, но могут достаточно легко адаптироваться к небольшому понижению температур. Кроме того, обращает на себя внимание сокращение участия в спектрах древесных пород ольховника, который достаточно влаголюбив. Возможно, этот таксон отреагировал на понижение температурного режима в окружающей среде. Кроме того, количество микроводорослей рода Pediastrum также несколько сократилось в образцах этого возраста.
Все сказанное дает возможность предположить, что отрезок времени, зафиксированный в палинозоне 2, был отмечен не только повышением увлажнения климата, но и небольшим понижением температур.

Хочется обратить особое внимание на то, что в некоторых из исследованных образцов практически все выделенные пыльцевые зерна (особенно пыльца таких таксонов как Alnaster – табл.3), имеют очень плохую сохранность, несмотря на относительно хорошие условия захоронения пыльцы и молодой возраст отложений, вмещающих их (гл. 0,08-0,010 м, 0,12-0,14 м, 0,16-0,18 м, 0,20-0,22 м). Пыльцевые зерна, часто разорваны или имеют поражения поверхности, напоминающие бактериологические (табл.3, рис.8-8а).


Кроме того, в ряде образцов выявлены тератоморфные (уродливые пыльцевые зерна). В частности, в образце, отобранном с глубины 0,36-0,38 м выявлено тератоморфное зерно Pinus cf. sibirica (см. табл.2, рис.3-3с), в образце с глубины 0,16-0,18 м обнаружено тератоморфное пыльцевое зерно валерианы (Табл.9, рис.3-3d).
Наличие тератоморфных пыльцевых зерен в спектрах и их плохая сохранность [1], могут быть свидетельством неблагоприятной экологической ситуации во время формирования этих пыльцевых зерен (Дзюба,1993,1995,1998; Мейер-Меликян,1993; Дзюба, Борейша, Яковлева, Шейнерман,2001; Дзюба, Маргулис, Пылина, Тарасевич,2002).

 При изучении палиноспектров основное внимание уделялось таксонам, которые распространены на территориях исследования в настоящее время. Именно по ним определялась климатическое состояние региона в различные отрезки времени. Так по колонке озера В. Ментикелир в палинозоне 2 заметно возрастает роль ивы (здесь находится ее «максимум» - 29,3%). В спектрах травянистых растений на первый план выходят осоки.


Это абсолютные доминанты данной палинозоны. Их содержание в спектрах достигает 63%. В то же время, участие злаков в составе спектров заметно сокращается и не превышает 14-25%. Наряду с этим выявлена пыльца представителей следующих таксонов: Caryophyllaceae (гвоздичные), Ranunculaceae (лютиковые), Brassicaceae (капустные или крестоцветные), Valeriana (р. валериана), Onagraceae (кипрейные или ослинниковые), Chenopodiaceae (маревые). Зарегистрировано и присутствие полыней (р. Artemisia). Отмечены единичные зерна прибрежно-водных и водных растений. Описанная палинозона заметно отличается от смежных. В ней присутствуют водолюбивые и холодолюбивые растения, что может говорить о некотором похолодании и увлажнении климата.

 

[1] У пыльцевых зерен, продуцированных в неблагоприятных условиях, в большинстве случаев изменяются не только морфологические структуры, но и их биохимические свойства, а именно: окислительно-восстановительные реакции и каталитическая активность белковых компонентов. Следовательно, и оболочки таких зерен могут быть подвергнуты деструкции под влиянием химических, физических или биологических (микроорганизмы) факторов значительно раньше, чем оболочки пыльцевых зерен, сформировавшихся в условиях с благоприятной экологической обстановкой.

 

 

Микрографии спор оз. Восточный Ментикилер


 Микрографии пыльцевых зерен оз. Восточный Ментикилер

 


Микрографии пыльцевых зерен оз. Восточный Ментикилер

 


 

Пыльцевые зерна оз. Восточный Ментикилер

 


Пыльцевые зерна оз. Восточный Ментикилер

 


 

Микрографии пыльцевых зерен оз. Восточный Ментикилер


Пыльцевые зерна оз. Восточный Ментикилер


Пыльцевые зерна оз. Восточный Ментикилер

 


Пыльцевые зерна оз. Восточный Ментикилер


Переотложенные споры и пыльцевые зерна оз. Восточный Ментикилер


Микроводоросли оз. Восточный Ментикилер

 

 

itog1

 

Состав спектров всех трех палинозон свидетельствует о том, что на протяжении последних 300 лет на территории исследования в растительности преобладали типичные тундровые виды: кустарники, кустарнички (карликовые березы, ольховник, ива, вересковые) и травянистые растения, представленные, в первую очередь, злаками и осоками, т.е., в целом, климатические условия мало отличались от современных.


Тем не менее, состав пыльцевых спектров палинозоны 2 отражает, скорее всего, самую влажную за весь исследованный период климатическую обстановку. Основной растительной доминантой здесь были осоковые, карликовая береза, ольховник и ива. Удалось зарегистрировать здесь и максимальное по всему разрезу содержание пыльцы влаголюбивой валерианы. Злаковые травы в этот период резко сократили свою репродуктивную деятельность, что также может быть показателем повышения влажности в окружающей среде. О том же свидетельствует и рост содержания в спектрах этого времени споровой растительности. Сокращение количества заносной пыльцы древесных пород (например, сосны) и ольховника может свидетельствовать о некотором похолодании климата, отраженном палинозоной 2. Палинологические данные свидетельствуют об увлажнении и похолодании климата в период времени 215-110 лет назад. Комплексный анализ донных отложений (варвометрический анализ, магнитная восприимчивость, содержание азота и углерода) привел к некоторому расширению интервала похолодания от 250 до 75 лет назад (Большиянов и др., 2009).

 

 
   

 

Опубликованная литература

Большиянов Д.Ю. Пассивное оледенение Арктики и Антарктиды. СПб.: ААНИИ, 2006. – 296 с.


Большиянов Д.Ю., Макаров А.С., Морозова Е.А., Павлов М.В., Саватюгин Л.М. Развитие природной среды полярных областей Земли последнего тысячелетия по данным изучения донных отложений озер // Проблемы Арктики и Антарктики, № 1, 2009, СПб: ААНИИ – С. 108-115.

 

Дзюба О.Ф., Борейша И.К., Яковлева Т.Л. Качество пыльцы высших растений и некоторых клеточных структур животных организмов в условиях промышленной площадки ЛАЭС и города Сосновый Бор // Пыльца как индикатор состояния окружающей среды и палеоэкологические реконструкции. - СПб.: изд-во ВНИГРИ. - 2001. - С. 69-78.


Макаров А.С., Большиянов Д.Ю., Павлов М.В. Геоморфологические и палеогеографические исследования междуречья Оленька и Анабара на южном побережье моря Лаптевых // Вестник СПбГУ. Серия: геология, география. 2008. Вып. 1. – С. 79-86.