Вопросом развития Ладожскогоозера уже занимаются более века. Еще А.А. Иностранцев (Иностранцев, 1882) предположил, что в недавнем времени уровень Ладоги мог быть выше современного. Позднее эту проблему изучали как иностранные исследователи (DeGeer, 1893;Ailio, 1915;Hyyppa, 1943; Saarnisto&Gronlund, 1996), так и отечественные (Марков, 1949; Квасов, 1990;Кошечкин,Экман, 1993; Малаховскийи др., 1993а, Шитов, 2007; Верзилин, Клейменова, 2006; Александровский и др., 2009). Однако, несмотря на огромное количество данных, четкое представление о колебаниях уровня озера в голоцене до сих пор не сформировано.


В голоценовой истории Ладожского озера выделяется две трансгрессивных фазы. Первая трансгрессия водоема начинается в раннем голоцене и коррелируется с Анциловой трансгрессией в Балтийском море. Наиболее точно ее начало датируется в разрезах реки Бурной, где по органическим остаткам из озерных трансгрессивных отложений установлен возраст 9700-9400 тыс. л.н. (Кошечкин, Экман, 1993) Максимум этой трансгрессии приходится на интервал 8800-8100 л.н. Высоты ее максимальной стадии разнятся на различных берегах Ладожского озера. В северной части ее береговые образования находятся на отметках 19-21 м, в то время как в южной части они погребены под более молодыми осадками. Регрессивная фаза, по данным последних исследований (Аксенов, Большиянов, 2019) началась 6900-6500 л.н.


В среднем голоцене в истории Ладожского озера началась продолжительная регрессия. При этом, уровень водоема опустился примерно до современного уровня (Шитов, 2007). Эта фаза продолжалась примерно до 5000 л.н., после чего началась новая трансгрессия, именуемая «Ладожской». Причины трансгрессии, возраст и высота максимальной стадии остаются предметом дискуссий. Возможные причины подобных разногласий были отмечены в недавней работе (Большиянов, 2018).


Первым отметил возможность более высокого уровня Ладожского озера в прошлом А.А. Иностранцев(Иностранцев, 1882). Г. Де Геер(1893)предположил, что причиной поднятия уровня воды является в перемещение стока из северной части озера в южную посредством неравномерных тектонических колебаний. Ю. Айлио(1915) первым выделил самостоятельную позднеголоценовую фазу поднятия уровня вод Лаодожского озера, определил ее высоту (18 м в южной части и 20-21 м в северной), а также путем исследования археологических стоянок оценил возраст ее максимума в 4000 лет. После, высоты береговых линий в центральной части озера были скорректированы Э. Хюппя (1943). Затемэтим вопросом занимался советский ученый К.К. Марков (1934; 1949). Им были исследованыотложения и береговые формы трансгрессии в Южном Приладожье у рек Свирь, Волхов. По его мнению, береговые линии максимальной стадии Ладожской трансгрессии находятся на высоте 14-15 м. Возраст Ладожской трансгрессии оценивается ранним суббореалом.


В монографиии Д.Д. Квасова (Квасов, 1990) представлены обобщенные данные по проведенным до 90-х годов работам по проблеме Ладожской трансгрессии. Там же приводятся и исследования береговых линий, проведенныеД.Д. Квасовым и Б.И. Кошечкиным(Кошечкин, 1990). Исследователи выделяют две береговые линии и обозначают их как 2 стадии трансгрессии: перваястадия оценивается возрастом 3700 лет, высотой в 19 м в южной части и 20 м в северной и соответствует максимуму ладожской трансгрессии, вторая имеет возраст 2000 лет и отмечается на высотах 14-18 м. Явно прослеживается несоответствие:разница в уровне максимальной стадии трансгрессии северной и южной частей составляет 1 м, в то время как разница второй стадии 4 м. В качестве границы максимальной стадии выделяется абразионный уступ. Границей второй стадии считается область распространения береговых валов.Далее авторы монографии путем анализа спектра береговых линий вычисляют градиенты изменения высоты этих образований с северной части Ладоги до южной. Так, по их мнению, градиент уровня максимальной стадии равен 4 см/км, второй – 3,2 см/км. Этот анализ вызывает большие сомнения. Во-первых, исследователями отбрасывается часть измеренных уровней, исходя из того, что «береговые образования представлены фрагментарно, наблюдается значительный разброс точек...». И в самом деле, на графике на одном и том же участке представлены береговые линии максимальной стадии с разбросом более 10 м. Каким образом проводились измерения, что одной и той же стадии соответствуют несколько высотных отметок, не очень понятно. Такая же ситуация наблюдается и для второй стадии, с разбросом высот от 7 до 24 м. Также остается неясным, как определялось, какой стадии соответствуют береговые линии. Почему некоторые отметки второй стадии находятся на больших высотах, чем отметки первой? Таким образом, данные по уровню береговых линий, представленные в монографии, не соответствуют действительности.


Что касается возраста, имеющиеся в книге данные по максимальной стадии представлены двумя датировками, которые отобраны в южной части Приладожья у деревень Нижняя Шельдиха и Горная Шельдиха (ЛУ-2026 – 3820±40 и ЛУ-1933 – 3670±60)(Арсланов и др., 1990).По мнению авторов, эти датировки соответствуют началу и концу периода максимального поднятия уровня воды.


Д.Б. Малаховский (Малаховскийи др., 1993а) подвергает сомнению верность представленных авторами монографии выводов. Он отрицает существование второй стадии Ладожской трансгрессии. Возраст Ладожской трансгрессии он устанавливает по разрезам на реке Неве (Малаховский, 1993б), и максимальную стадию оценивает возрастом 2800-2400 л.н. Эти датировки представляются наиболее надежными.


Большой массив данных по колебаниям уровня Ладожского озера был собран Шитовым М.В.(2007).На сегодняшний день им собрано около 247 датировок по литературным источникам, а также по собственным полевым исследованиям. На этой основе им была составлена кривая изменений уровня озера в голоцене (Шитов, 2019).Помимо этого, исследователем были рассчитаныамплитуды современных тектонических движений на побережье. Согласно этим расчетам, береговая линия максимума трансгрессии на северном побережье составляет 18 м, на тектонически стабильных участках 14 м, а ближе к Неве понижается до 4-5 м.

Иностранцев А.А. Доисторический человек каменного века побережья Ладожскогоозера. СПб., 1882. XVI + 728 + 22 c.


De Geer G. Om Skandinaviensnivåförändringar under Quartärperioden // GeologiskaFöreningensi Stockholm Förhandlingar. 1888, Vol. 10. – P. 366–379; 1890. Vol. 12. pp. 61–110.


Ailio U. Die Geographischeentwicklung des Ladogasees in postglazialerzeit und ihrebeziehungzursteinzeitlichenbesiedelung // Fennia. 38. Helsingfors, 1915. N 3. p. 157.


Hyyppa E. BeitragezurKenntnis der Ladoga- und Ancylustransgressionen // Bul. Comm. Geol. Finlande, 1943. Vol. 128., pp. 139-178.


Saarnisto M., Grönlund T. Shoreline displacement of Lake Ladoga – new data from Kilpolansaari // Hydrobiologia. 1996. Vol. 322. P. 205-215.


Марков К.К. Послеледниковая история юго-восточного побережья Ладожскогоозера // Вопросы географии. 1949. № 12. c. 213-220.


История озер СССР. История Ладожского, Онежского, Псковско-Чудского озер, Байкала и Ханки / Д.Д. Квасов, Г.Г. Мартинсон, А.В. Раукас. Л.: Наука, 1990. 280 с.


Кошечкин Б.И., Экман И.М. Голоценовые трансгрессии Ладожского озера //Эволюция природных обстановок и современное состояние геосистемы Ладожского озера.СПб.: РАН, РГО, 1993, с. 49-60.


Малаховский Д.Б., Арсланов Х.А., Гей Н.А., Джиноридзе Р.Н., Козырева М.Г. Новыеданные по голоценовой истории Ладожского озера // Эволюция природных обстановок исовременное состояние геосистемы Ладожского озера. СПб.: РАН, РГО, 1993, с. 61-73. (а)


Шитов М.В. Голоценовые трансгрессии Ладожского озера. Автореф. дис. … канд. геол.-минер. наук. СПб.: СПбГУ, 2007. 17 с.


Верзилин Н.Н., Клейменова Г.И. К проблеме оценки изменений уровня вод Ладожского озера в поздне- и послеледниковье // Вестник СПбГУ. Сер. 7. 2006. Вып. 4. с. 55-70.


Аксенов А.О., Большиянов Д.Ю. Новые сведения о позднеголоценовой Ладожской трансгрессии по данным полевых исследований // Рельеф и четвертичные образования Арктики, Субарктики и Северо-Запада России. Материалы ежегодной конференции по результатам экспедиционных исследований. Выпуск 6. Санкт-Петербург. 2019. с. 184-191.


Большиянов Д.Ю. Современные многолетние колебания уровня Ладожского озера и возможная причина Ладожской трансгрессии позднего голоцена // Известия РГО. 2018. т. 150. Вып. 4. с. 15-31.


Марков К.К., Порецкий B.C., Шляпина Е.В. О колебаниях уровня Ладожского и Онежского озер в послеледниковое время // Труды Ком. по изучению четвертичного периода, IV, 1934.


Кошечкин Б.И. Геоморфология береговой зоны // История озер СССР. История Ладожского, Онежского, Псковско-Чудского озер, Байкала и Ханки, 1990. с. 22-26.


Арсланов Х.А., Делюсина И.В., Козырева М.Г., Б.И. Кошечкин Возраст береговых образований по радиоуглеродным и палинологическим данным// История озер СССР. История Ладожского, Онежского, Псковско-Чудского озер, Байкала и Ханки, 1990. с. 26-33.


Малаховский Д.Б., Арсланов Х.А., Гей Н.А., Джиноридзе Р.Н. Новые данные по истории возникновения Невы // Эволюция природных обстановок исовременное состояние геосистемы Ладожского озера. СПб.: РАН, РГО, 1993, с. 74-84. (б)


Шитов М.В., Багдасарян Т.Э., Бобровникова Е.М., Максимов Ф.Е., Потапович А.А., Сумарева И.В. Голоценовая история Ладожского озера // Материалы V Всероссийской конференции с международным участием «Динамика экосистем в голоцене» (к 100-летию Л.Г. Динесмана), отв. ред. Савинецкий А.Б. – М.: Медиа-Пресс, 2019, с. 348-351.


Бобровникова Е.М., Шитов М.В. Свирская лагунно-баровая система (поздний голоцен, Восточное Приладожье) // Труды Кольского Научного центра, 2019. с. 42-51.


Delusin I., Donner J. Additional evidence of the Holocene transgression in lake Ladoga on the basis of an investigation of the beach deposits on the island Mantsinsaari // Bulletin of the Geological Society of Finland, Vol. 67 (II), 1995. pp. 39-50.